Окна овертона от немыслимого до радикального

Окно Овертона простыми словами

Окно Овертона что это?

Если простыми словами, то окно Овертона – система взглядов, согласно которой любое чудовищное событие, или явление может быть оправдано в глазах общества. Любой бесчеловечный поступок может быть «логично» обоснован с помощью ненавязчивого обмана, подмены понятий, ложных утверждений.

Окно Овертона словно опускает рамки морали и нравственности. Заставляет отдельно взятого человека поверить, согласиться и смириться с самой невероятной, страшной и одновременно опасной идеей.

По сути, это медленное зомбирование людей, которое может длиться годами, а в отдельных случаях и десятилетиями. Этого срока вполне достаточно, чтобы сломать любые человеческие принципы и правила поведения. За это время уничтожаются устойчивые нормы морали и нравственности, убеждения любого толка (религиозные, политические, экономические и др.).

Данная концепция манипулирования общественным мнением была названа в честь американского психолога Джозефа Овертона. Автор смог изучить технологию эффективного влияния на человека и написал диссертацию на эту тему.

В своей работе он выделил этапы, которые проходит человек, или общество, меняя свои взгляды и устои.

6 этапов воздействия:

  1. Немыслимо! На данном этапе человек даже в самом страшном сне не может представить вероятность реализации подобного события/решения.
  2. Радикально! Этап, на котором снимается табу с какой-то определенной темы и в обществе появляются новые концепции. Первоначально идеи могут быть приняты «в штыки».
  3. Приемлемо! Период увеличения популярности. Тема перестает быть «табуированной», становясь будничной и повсеместной. То, о чем еще вчера страшно было подумать, сегодня – обсуждается в общественных местах.
  4. Разумно! Общество начинает забывать все страхи и ограничения, связанные с проблематикой данного вопроса. Находятся все новые «логические» объяснения и доводы, которые делают явление экономически «привлекательным». Вопрос становится «очень удобным», как для всего общества, так и для отдельных его слоев.
  5. Стандартно! С определенного этапа «ужасная идея» перестает быть ужасной, становясь нормой поведения. То чем раньше пугали детей, теперь рассказывают с улыбкой.
  6. Действующая норма! На последнем этапе аморальная и безнравственная концепция становится государственной политикой.

Чтобы было легче уловить смысл понятия, ниже я опишу Окно Овертона на примере Холокоста евреев. Самый печальный момент в истории человечества, когда «немыслимая», аморальная, безнравственная идея была реализована и стала частью «государственной политики», которую поддержала большая часть немецкого общества.

«Немыслимо» сжигать людей!

Ни о каких убийствах и сожжениях людей в концлагерях в начале 30-ых годов XX в. не было и речи. Зато в немецком обществе было много негатива и предубеждений по отношению к евреям. Последние выглядели более зажиточными на фоне обнищавшего населения Веймарской Республики.

Рамки «окна» начали раздвигаться еще задолго до прихода нацистов к власти.

Позорный Версальский мир и последующие репарации повергли Германию в глубочайший экономический кризис. В стране царила небывалая гиперинфляция. Деньи дешевели с каждым днем. Общество винило во всех бедах евреев.

В 1921 г. появляется 1-ый учебник по генетике человека. Именно из этой литературы нацисты в будущем буду черпать идеи расового превосходства.

В 1921 г. образуется «Международное объединение по расовой гигиене»

Расовая гигиена — подавление или уничтожение людей под предлогом их расовой неполноценности

В 1927 в Берлине основан специальный институт антропологии, генетики человека и евгеники.

Евгеника — учение о селекции применительно к человеку

Именно с этими теориями и знакомится будущий фюрер.

— январь 1933 г. — Гитлер канцлер Германии.

— май 1933 г. — сжигаются книги еврейских авторов (Карл Маркс, Зигмунд Фрейд и др.).

— сентябрь 1933 г. — евреям запрещено участвовать в культурной жизни страны.

Немцы провозглашены носителями высшей арийской расы, то есть сверхнацией. Градус превосходства немцев над евреями возрастает. Окно Овертона сдвинулось с «немыслимо» в сторону «радикально».

«Радикально». «Евреи – низшая раса, но все же люди»

Об убийствах еще никто не говорит, но воздух в стране словно электризуется. По радио все чаще слышатся обвинения и угрозы в адрес евреев. В голосе диктора все больше злобы и недовольства по отношению к «низшей расе». Растет шовинизм. В политические процессы вовлекается молодежь.

Пропаганд повышает градус ненависти новыми законами.

— июль 1934 г. — принят закон, запрещающий брак арийцев с представителями «иной расы».

– сентябрь 1935 г. — приняты Нюрнбергские расовые законы. Предусматривается лишение немецкого гражданства тех, кто не «обладает германской или родственной ей кровью». Речь идет прежде всего о цыганах и евреях.

Введено понятие «еврей». Согласно новым постановлениям «еврей» не может быть гражданином рейха. Все служащие «еврейского» происхождения уходят в отставку с 1 января 1936 года.

Эти законы дали старт процессу изоляции евреев по расовому признаку. положили конец свободе их передвижения, закрыли доступ к получению официальных профессий. По сути, это лишения всех прав и объявление вне закона. Окно Овертона смещается с отметки «радикально» до границы «приемлемо».

«Приемлемо» клеймить евреев и помещать их в гетто

В обществе возрастает ненависть к евреям. Рядовой немец (подразумевается, что ариец) заметно повышает свою самооценку за счет унижения евреев. Иметь статус, лучшее положение, престижную работу только за счет того, что в тебе течет «правильная кровь» становится чем-то обыденным и приемлемым.

— октябрь 1938 г. — в паспортах евреев начинают проставлять «J» ( «Jude» — еврей).

— ноябрь 1938 г. – весь мир потрясают события «Хрустальной ночи». Разрушено более 1000 синагог, тысячи евреев пострадали, десятки тысяч оправлены в концлагеря.

Так называемая точка невозврата пройдена. С этого момента убийство евреев становится нормой. Никто уже не удивляется массовым казням евреев. «Шкатулка Пандоры» открыта нараспашку. Окно Овертона сдвинуто еще на ступень с «приемлемо» до «разумно»

«Разумно» помещать евреев в концлагеря в качестве бесплатной рабочей силы

С 1933 по 1939 из Германии и Австрии убегают более 300 тыс. евреев. Количество концлагерей для евреев стремительно увеличивается.

Имущество евреев отбирается. Недвижимость конфисковывается. Условия труда в концлагерях с каждым днем ухудшаются. Нормы выработки увеличиваются. Количество еды для заключенных лагерей уменьшается. Евреи начинают умирать буквально с голода и до этого нет никому дела. Окно Овертона сдвинулось к отметке «стандартно».

«Стандартно»

Январь 1942 г. – Ванзейская конференция. На ней окончательно был решен «еврейский вопрос». Ни один из 11 млн евреев, согласно этому плану, не должен был остаться в живых.

Немецкое общество было умело подготовлено Геббельсовской пропагандой и в итоге проглотило политику Холокоста, как нечто обыденное, будто речь касалась не живых людей, а стада безликих животных.

Не было в истории человечества ничего более мерзкого, чем такое циничное отношение к жизни человека. Пример ужасающего коварства, когда была обманута целая нация, которая безвольно проглотила преступления против человечности.

Действующая норма. Холокост, как часть государственной политики

Мир словно содрогнулся и уже никогда не станет прежним. Злодеи, которые стоят за реализацией Холокоста, злобно потирают руки.

Повсеместно открываются «лагеря смерти». Евреев уничтожают в газовых камерах, сжигают в печах. Немецкому обществу нет до этого никакого дела. Идея Гитлера и Геббельса воплощена в жизнь. От полного уничтожения еврейский народ спасают только силы союзников, сражающихся против сил Оси.

Можно ли как-то противодействовать данной технологии зомбирования?!

Это возможно, но крайне сложно. Для этого в любой «сомнительной/противоречивой» ситуации необходимо подключать критическое мышление. Но даже в этом случае нет никакой гарантии не провалиться в это самое «окно».

Другие статьи, которые Вас могут заинтересовать:

Источник



Окна овертона от немыслимого до радикального

Окно Овертона — технология внедрения немыслимых идей

Слышали ли вы когда-нибудь об «Окне Овертона» ?

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немыслимое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

Технология
Ещё раз повторю, Овертон описал технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

Как это смело!
Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова ( и воли).

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого». (сразу всплывает название нашумевших книги с фильмом)

Почему бы и нет?
Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.
Читаем по теме: Авторы и примеры искажения русского языка

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Читайте также:  Оформление окна легкими шторами

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

Так и надо
После того, как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

В хорошем смысле
Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

Мы здесь власть
К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежно докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией однополых отношений. Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.
Источник

Источник

Что такое окно Овертона и почему эту концепцию так любят сторонники теорий заговоров

Правда ли можно сделать социально одобряемой любую идею, даже самую безумную?

Эту статью также можно послушать. Если вам так удобнее, включайте подкаст:

Что такое окно Овертона

Окно Овертона — это концепция Russell N. J. An Introduction to the Overton Window of Political Possibilities. Mackinac Center for Public Policy , подразумевающая, что есть определённый круг мнений, которые общество одобряет или порицает, а их выразителями выступают политики, СМИ, активисты и медийные личности.

Другое название этой идеи — «окно дискурса».

Во взглядах Джозефа Овертона

Американский юрист и общественный деятель Джозеф Овертон был Joseph P. Overton. Mackinac Center for Public Policy старшим вице‑президентом крупнейшей в США независимой аналитической организации — Макинского центра публичной политики. В 1990‑х годах он предложил модель, которая позволяла оценить, насколько те или иные идеи приемлемы для открытого обсуждения.

Согласно этой модели, публичные личности не станут предлагать идеи, находящиеся вне определённых рамок.

Упрощённо это «окно» можно представить как шкалу Russell N. J. An Introduction to the Overton Window of Political Possibilities. Mackinac Center for Public Policy — от крайней несвободы до крайней свободы. Она применима к любой области человеческой жизни: экономике и налогообложению, проблемам брака и прав меньшинств и так далее. Мнения по этим вопросам могут разниться и принимать самые радикальные формы. Но в публичном пространстве будет активно обсуждаться лишь то, что находится в центре шкалы — потому что именно эти позиции, вероятнее всего, близки большинству.

Согласно Овертону, политики скованы Russell N. J. An Introduction to the Overton Window of Political Possibilities. Mackinac Center for Public Policy рамками окна дискурса, то есть взглядами избирателей. Они вынуждены прислушиваться к народному мнению, знать свою аудиторию и принимать соответствующие решения.

С помощью своей модели Овертон стремился Russell N. J. An Introduction to the Overton Window of Political Possibilities. Mackinac Center for Public Policy объяснить потенциальным инвесторам центра, что его задача состоит в просвещении законодателей и общественности. Он считал, что пресловутое «окно» можно двигать, постепенно создавая почву для одобрения полезных инициатив и их внедрения в жизнь.

В качестве примера он приводил вопрос о праве выбора формата образования в Мичигане в 80‑х годах XX века. Постепенно идея о свободной альтернативе между домашним обучением, частной или государственной школой там стала нормой, а мысль об ограничениях в этой сфере, наоборот, превратилась в неприемлемую.

Собственно, концепция рамок высказываний, основанная на взглядах Овертона, появилась Joseph P. Overton. Mackinac Center for Public Policy уже после его смерти: Джозеф погиб в авиакатастрофе в 2003 году. Первая публикация Russell N. J. An Introduction to the Overton Window of Political Possibilities. Mackinac Center for Public Policy , описывавшая предложенную им модель, вышла три года спустя. Так специалисты Макинского центра увековечили имя коллеги.

В последующих интерпретациях

Выйдя за рамки Макинского центра, концепция Овертона постепенно стала предметом активного обсуждения. Уже в 2006 году публицист и политик Джошуа Тревиньо предложил Marsh L. The Flaws of the Overton Window Theory. The New Republic шесть ступеней для шкалы, описывающей окно дискурса. Также он выдвинул идею, что данную концепцию можно использовать для сознательного манипулирования людьми и общественными процессами.

Однако наибольшая шумиха поднялась Levingston S. Glenn Beck’s paranoid thriller, «The Overton Window». Washington Post после публикации триллера американского писателя и политического комментатора Гленна Бека «Окно Овертона» в 2010 году. Книга, в которой стареющий специалист по связям с общественностью манипулирует публикой и навязывает ей свои радикальные идеи, «сдвигая» окно Овертона, стала бестселлером.

C этого момента концепция Овертона воспринимается не как стратегия продвижения политических принципов, а как теория заговора.

А в 2011 году религиозная исследовательская организация First Things опубликовала статью Carter J. How to Destroy a Culture in 5 Easy Steps. First Things Джо Картера под названием «Как уничтожить культуру за 5 простых шагов». В ней, в соответствии со ступенями Тревиньо, описывалась гипотетическая технология уничтожения традиционных ценностей в американском обществе. Эта статья также вызвала общественный резонанс.

Хотите убить младенца в утробе? Назовите это дилатацией и экстракцией Процедуры, применяемые при выкидышах и абортах. — Прим. автора. , и детоубийство превратится в медицинскую процедуру. Хотите включить содомитские союзы в понятие брака? Измените значение термина «брак» так, чтобы он означал одобренное государством совокупление любых двух(?) людей, которые хотят делить кровать и налоговую декларацию.

Джо Картер «Как уничтожить культуру за 5 простых шагов»

Именно из‑за этого окно Овертона — одна Joseph P. Overton. Mackinac Center for Public Policy из популярнейших концепций в социальных диспутах, в том числе и в России.

Как окно Овертона должно работать в теории

Как считают Lehman J. G. An Introduction to the Overton Window of Political Possibility. Mackinac Center for Public Policy сами сотрудники Макинского центра, политики, вопреки распространённому мнению, редко могут двигать окно Овертона по собственному желанию — для этого они должны быть очень сильными лидерами. Чаще всего инициаторами серьёзных изменений становятся общественные институты: семьи, рабочие коллективы, СМИ, религиозные организации и так далее.

Концепция окна Овертона описывает лишь тот факт, что политики почти не рискуют проводить в жизнь начинания, непопулярные у большинства. То есть это представление просто призвано объяснить, почему одни идеи становятся популярными, а другие приходят в забвение. Притом, согласно теории, рамки дозволенного и порицаемого могут The Overton Window. Mackinac Center for Public Policy двигаться, становиться шире или уже.

Как эту концепцию используют сторонники теорий заговоров

Окно Овертона популярно у сторонников конспирологических теорий, которые стремятся интерпретировать с его помощью изменения в обществе. Сексуальная свобода, либерализация абортов, размытие гендерных ролей, легализация однополых браков — эти и другие чуждые им идеи они пытаются объяснить не естественными социальными процессами, а вмешательством извне.

Упомянутая выше статья «Как уничтожить культуру за 5 простых шагов» так описывает Carter J. How to Destroy a Culture in 5 Easy Steps. First Things этот механизм:

  1. Сделать немыслимое радикальным — установить связь с одной из «маргинальных» групп, где неприемлемое считается нормальным. Например, рассказать о том, что аборты практикуются в другой стране или что гомосексуальность была нормой в высших слоях древнего общества.
  2. Сделать радикальное приемлемым — подменить значение традиционных терминов. Как пример — трансформация термина «брак»: от «союза, заключённого на небесах» до «формальной государственной регистрации совместного проживания».
  3. Сделать приемлемое разумным — найти новой норме естественную причину: историческую, биологическую или любую другую.
  4. Сделать разумное популярным — указать, что многие известные личности прошлого и современности были сторонниками этой нормы.
  5. Реализовать популярное на политическом уровне — закрепить норму законодательно.
Читайте также:  Как повысить фертильность женщины

Так якобы невозможное становится допустимым, допустимое — желаемым, а желаемое — непреложной истиной. При этом автор статьи заявляет Carter J. How to Destroy a Culture in 5 Easy Steps. First Things , что этот процесс возможен только благодаря бездействию тех, кто против таких изменений.

Из‑за своего названия концепция окна Овертона также обретает дополнительный смысл — чего‑то чуждого, навязанного Западом, потому что созвучна с «прорубленным окном в Европу». Ещё с 2014 года по Рунету гуляет заметка zuhel. Технология уничтожения. Livejournal о том, как «технология, открытая Овертоном», якобы позволяет легализовать что угодно — например, каннибализм. В такой интерпретации она может рассматриваться даже как продолжение «плана Даллеса», которого в реальности никогда не существовало.

За что критикуют концепцию окна Овертона

Интерпретации теории сотрудников Макинского центра в духе Тревиньо, Бека или Картера критикуют за то, что они превратили политологическую идею в конспирологическую теорию, не имеющую никакой доказательной базы. Так, политолог Екатерина Шульман считает Статус. 03.12.2019. Эхо Москвы , что обсуждение чего бы то ни было ещё не делает его предмет приемлемым для большинства. По её мнению, изменения в обществе рождают обсуждение, а не наоборот.

Но не только интерпретации размышлений Джозефа Овертона подвергаются критике. Самих сотрудников Макинского центра упрекают в упрощении Верещагин О. А., Белова Н. Е. Фрейм‑аналитика: опыт эпистемологического исследования. Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки теории фреймов (устойчивых понятий), а то и вовсе в плагиате идей фрейм‑анализа. Также критики обращают Joseph P. Overton. Mackinac Center for Public Policy внимание, что современное общество сильно поляризованно: в нём сосуществует огромное количество разных социальных страт и классов. И для каждого из них представления о приемлемом и неприемлемом будут разниться. Поэтому выделить какое‑то всеобщее окно дискурса просто невозможно.

Стоит сказать, что критика концепции окна Овертона не слишком далеко ушла от аргументации её сторонников. Подлинно научных исследований о ней нет — возможно, потому, что сама теория никогда не выходила за рамки политической публицистики.

Но очевидно, что большинство говорящих об окне Овертона людей не особо представляют, что оно изначально собой представляло. Овертон вовсе не был первооткрывателем технологии уничтожения традиционных ценностей и управления массами, он просто пытался объяснить, как принимаются политические решения. А нагнетание и паранойя, появившиеся вокруг этих идей, по большому счёту лишь реакция на меняющийся мир и неспособность найти иные причины событий, кроме заговоров и интриг.

Источник

Окно Овертона или эволюция деградации

Марина Стрельная В середине 90-х годов появилась эта политическая теория, поначалу весьма общая и туманная. Однако, очень быстро теория переросла в эффективную политическую технологию, проникшую в социальную жизнь цивилизованных стран.
Автором теории и технологии считается американский социолог Джозеф Овертон. И названа она Окном Овертона.
Суть технологии заключается в легализации любой идеи, сколь бы презренной и скандальной она ни была. Идею можно ввести в общественное сознание и даже закрепить законодательно. Вот, как это происходит.
Для каждой идеи или проблемы в обществе открыто некое окно возможностей. В пределах этого окна идеи или проблемы считаются приемлемыми для морального и политического состояния общества. Они приняты обществом как некие морально-этические рамки. В этих рамках можно рассуждать и действовать.
Постепенный сдвиг окна Овертона – сдвиг рамок и негласных законов, позволяет необратимо изменять границы дозволенного обществом. Снимаются сначала информационные, а затем нравственные табу. И это есть однозначно (надо называть вещи своими именами) — технология растления человечества.
ТАБУ
В научном понимании табу — это религиозный запрет, моральная норма, всеобъемлющая система ограничений, возникшие в традиционных обществах. По мнению антропологов и психологов-психоаналитиков, ещё ранее, на стадии первичной первобытной орды. Табу держится на авторитете неких высших сил.
Оно до сих пор лежит в основе регулирующей социальной структуры, хотя сегодня под табу мы понимаем любое запретное деяние, которое карается скорее не законом, а общественным отвержением или порицанием. Нельзя говорить плохо об умерших, например.
Без табу, категорических запретов, влекущих за собой суровые кары – будь то смерть, религиозное проклятие или, как минимум, общественное презрение и брезгливость, – развитие человеческой цивилизации было бы попросту невозможно. Отсутствие табу означает вседозволенность, на современном жаргоне – беспредел
Манипулируя общественным мнением, вытесняя табу из общественного сознания, технологи окна Овертона изменяют социальную реальность. Как правило, в сторону деградации и разрушения.
С точки зрения глубинной психологии, табу, укоренённые в Сверх-Я, – это моральные установки человека. Потому табу необходимый предшественник Совести. Свобода от табу убивает личность, убивает душу. Не здесь и сейчас, а постепенно, но неотвратимо, как наркотик. Не мгновенно, но наверняка.
Проблема ещё и в том, что свобода от табу — постмодернистская свобода в современной цивилизации, есть убийство и самоубийство одновременно, и потому это — самое страшное стратегическое оружие массового уничтожения, чистая бомба, нацеленная на уничтожение тех, кто по слабости или глупости отказался от табу.

Ещё великий античный мудрец Сократ за шестьсот лет до нашей эры отметил, что простой человек не способен проследить долговременный вред от нововведений в сфере, где вред проявляется не сразу, а со временем. Под видом того, что ничего предосудительного не происходит, в сознание человека внедряется нечто новое, меняющее само направление сознания. Это новое укрепляется и постепенно пропагандируется как нечто обычное, выходит наружу, проявляясь в общении людей, а затем с великой дерзостью переходит к законам и государственным установлениям, пока наконец не перевернет все в личных и общественных отношениях. В итоге все хорошее оказывается плохим и, наоборот, плохое — хорошим. Самое ужасное, что никто ничего не замечает, потому что перемены идут поэтапно, с некоторой паузой равновесия на каждом этапе, то есть квазистатично.
Обратимся к одной из фундаментальнейших наук — к термодинамике. Квазистатический процесс в термодинамике — «идеализированный процесс, состоящий из непрерывно следующих друг за другом состояний равновесия. Такие процессы называют также квазиравновесными, так как систему в каждый момент времени можно считать находящейся в состоянии термодинамического равновесия»
Копнём ещё глубже и доберёмся до философского фундамента, до диалектического закона взаимного перехода количественных изменений в качественные. Он раскрывает и механизм мышления, показывая, как путем количественных изменений происходит переход от одного качества к другому.
Гегель характеризовал качество как внутреннюю определенность вещи — тождественность свойств бытия.
Единство, количество и качество называются мерой мира. Мера мира – интервал, в рамках которого количественные изменения не приводят к изменению качества.
За пределами меры, старые качества уступают место новому качеству. Происходит обновление существующего, которое и составляет сущность диалектического развития. Переход от одной меры к другой, Гегель назвал, узловыми точками меры. Переход происходит скачкообразно
Скачок – это форма перехода системы от одного качества к другому. Скачок – это также период наиболее интенсивного развития, период преобразования старого качества в новое.
Существует форма постепенного перехода одного качества в другое. Когда качество изменяется не сразу, а отдельными этапами. Это медленные, постепенные скачки, в них изменение содержания системы следует за медленным изменением отдельных элементов и структур системы.
Как оказалось, принцип сдвига окна возможностей — Окна Овертона коренится в фундаментальных законах бытия и познания.

С точки зрения психологии, сдвиг окна возможностей – это навязанный извне способ, который успешно устраняет когнитивный диссонанс – состояния психического дискомфорта из-за несоответствия между двумя установками сознания или между двумя конфликтующими представлениями. В данном случае когнитивный диссонанс возникает по причине разрушения культурных обычаев общества, на которых были сформированы представления индивида. Устранение внутреннего дискомфорта и происходит через постепенное оправдание и дозволение ранее запретного, введение его в культурный обычай.
Стоит вспомнить и о том, что христианские подвижники и Святые имеют многовековой опыт так называемой мысленной брани – бдительного отслеживания проникновения греха в сознание и действия человека. Мысленная брань направлена против греховных помыслов и питаемых ими страстей. Греховные помыслы считаются приходящими извне – всеваемыми в естество человека бесами.
Вот, что пишет Святитель Феофан Затворник
«Что иногда мысль пролетит сквозь голову недобрая. это вражья стрела. Пускает ее враг, когда внимание желает отвлечь от молитвы и занять чем-либо небожеским. Если внимание остановится над этой мыслью, тогда враг подлетит и начнет строить в голове разные истории, чтобы осквернить душу и разжечь какие-либо нехорошие чувства страстные. Тут один закон. Поскорее воротить внимание от недоброго к доброму и на нем оставить.
Главное тут помыслы: за помыслами тянутся сочувствия, за сими пожелания; за этими склонения на дело, согласия, решения. Сими последними совершается внутренний грех. Из сих внутренних движений не все грешны. Грешность начинается, где видно произволение. Помыслы не грешны, когда человек сам не возбуждает их и возбуждившихся не по воле его не удерживает».

Путь укоренения греха в человеке прослежен Святыми Отцами пошагово.
1 шаг . Прилог помысла. Бесы подбрасывают человеку греховный помысел.
2 шаг. Сочетание с помыслом. Человек уделяет внимание греховному
помыслу
3 шаг. Сосложение с помыслом. Человек заинтересовывается помыслом и
ощущает его привлекательность.
4 шаг. Пленение грехом – греховный помысел завоёвывает человека, тот
обдумывает, как его претворить в жизнь и затем совершает грех.
Все греховные помыслы несут в себе образы явлений и предметов чувственно воспринимаемого мира и предложение греховного наслаждения. Они стремятся подчинить себе ум, но в то же время воздействуют на человеческое сердце, испорченное страстями.
Человек может противостоять греховного помыслу и не принять его только при содействии Божественной благодати.
От самого человека зависит исход мысленной брани, которая начинается с бдительного отслеживания своего состояния и трезвого, критического к нему отношения. Видение грехов своих. Христианскими подвижниками разработана последовательная тактика и духовная практика борьбы с помыслами. Поражения в мысленной брани всё дальше увлекают человека в бездну греха

ОТ НЕМЫСЛИМОГО ДО НОРМЫ

Теперь проследим, как работает технология Окна Овертона. Путь от немыслимого до нормы проходится всего за пять шагов. Шаги эти обязательно приведут к желаемому результату, и будут выглядеть как естественный ход вещей. Свобода слова и толерантность современного общества – условия успеха. Такие шаги от маргинальности к узаконенной реальности уже проделали или успешно проделывают гомосексуализм, педофилия и инцест.
Рассмотрим две темы, сегодня ещё эпатирующие общественное сознание — людоедство и тотальный технотронный контроль посредством нейропротезирования ( микрочипизации).

1 шаг. От немыслимого до радикального.

Происходит снятие информационных запретов. За основу и в оправдание берутся научные исследования по неприемлемой пока в общественном мнении, но не закрытой для научного изучения теме. Например, антропологические исследования людоедства и медицинские исследовании по имплантации и вживлению микрочипов. Авторитетные публичные высказывания учёных позволяют открыто начинать околонаучные дискуссии. Тема вводится в оборот. Вопрос нравственности или безнравственности для научной проблемы не существует.

2 шаг. От радикального до приемлемого.

Когда проблема переведена в область познания, отворачиваться от неё с презрением уже нельзя, чтобы не прослыть отсталым ханжой. Немыслимому, отвратительному явлению придумывают новые названия, которые вуалируют суть проблемы. Людоедство, теперь названное каннибализмом, превращается в антропофагию, затем в антропофилию.
Технологии тотального электронного контроля ставятся в один в ряд с технологиями нейрокомпьютерного интерфейса и нейропротезирования, например имплантации систем искусственного зрения или слуха.
Затем находят исторические прецеденты, подтверждения и ситуационные и медицинские оправдания.

3 шаг. От приемлемого до разумного

На этом этапе окно Овертона продолжает сдвигать муссируемую уже тему из эмоциональной области в рациональную. Начинается некая информационная битва за неё. Причём выбираются и резко разводятся радикальные сторонники и радикальные противники, как малосимпатичные крайности и пугала для нормальных людей. Причём просто не безразличных к проблеме также записывают в радикальные ненавистники. Политтехнологи, сдвигающие окно возможностей людоедства на этом этапе доказывают закономерность и историческую необходимость каннибализма. Работающие же по теме технотронного контроля доказывают неизбежность нейропротезирования и его прогрессивное значение для будущей трансгуманистической цивилизации.

4 шаг. От разумного до популярного.

За тему берутся популяризаторы, масс-культура, люди искусства. Тема становится предметом ток-шоу. Её обсуждают в различных аспектах, от медицинских до духовных. Разогревают, привлекая к ней массовое внимание. Голливуд снимает фильмы. Тема становится модной. Рассуждать о ней теперь – хороший тон и признак эрудированности, свободомыслия и независимости.
Активно обсуждается психология и интеллектуальный уровень каннибалов, способы поедания людей, взаимоотношения людоеда и жертвы и так далее.
Если речь идёт о микрочипизации и технотронном контроле, то проблема сводится исключительно к физиологическим последствиям – биологической совместимости, использованию гормонов, а также к совершенствованию технологий. Осмысляются достижения и перспективы науки, её возможности в усилении умственных и физических способности человека, преобразовании психической сферы. Психологические и социальные последствия – полное нарушение прав и свобод человека, неразличение добра и зла и потеря возможности какого-либо самостоятельного выбора, вытесняются в тень и замалчиваются.

Читайте также:  Алюминиевые раздвижные лоджии Provedal

5 шаг. От популярного до нормы

Этот шаг знаменуется переходом проблемы в законодательную область и в сферу политики. Сторонники создают массовые организации, проводят соц. опросы, подтверждающие высокий процент поддержки. Политики пиарятся на этой теме. Противников тут же записывают в ксенофобы или технофобы, и уже их взгляды причисляют к одиозным, нежелательным в обществе толерантности и свободы. Чтобы усугубить одиозность, противников обвиняют и религиозном фанатизме, в попытках ущемления прав, и в дискриминации инакомыслящих.
Вот так поэтапно, сдвигая Окно Овертона, можно окультурить любую мерзость. От людоедства до соития в музее, от педофилии и инцеста до клонирования человека.
Однако общество может пойти дальше и совершить шестой шаг.
От нормы до преследования всех с ней не согласных. Как пример можно рассмотреть голубой бойкот олимпиады в Сочи с требованиями гомосексуального лобби, крайне влиятельного на Западе, приостановить или даже отменить в России закон о запрете пропаганды гомосексуализма.
Вопиющим примером попытки применения технологии Окна Овертона стал опрос телеканала «Дождь» по поводу блокады Ленинграда, который привел к скандалу в российском обществе. Телеканал провел этот опрос накануне празднования 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. В нем телезрителей спрашивали, не лучше ли было сдать город немцам, сохранив тем самым сотни тысяч жизней.
По этой же технологии на Украине разжигались русофобские настроения, происходила легализация и героизация бандеровской националистической идеологии.

Становится понятно, технология Окна Овертона это – типичная манипуляционная технология целенаправленного психологического воздействия на сознание человека или группы людей. Она основана на некритическом (и часто неосознанном) восприятии информации, и внешнем принуждении объекта манипуляции к совершению какого – либо действия или к выбору какой-либо позиции таким образом, что у него создается видимость самостоятельного выбора.
Почему же и манипуляционные технологии и принятие греховных мыслей и желаний так неотвратимо, так разрушительно воздействуют на общество и человека. Ответ, по-моему, прост. В человеческой природе посеяны семена всех грехов и пороков, но они чаще всего находятся в латентном состоянии. При благоприятных условиях семена прорастают. И бес, и человек, манипулирующие чужим сознанием, научились эти условия создавать.
Можно ли защититься от всепроникающих манипуляционных технологий уничтожения человеческого общества?
Каждый должен ответить на этот вопрос сам, и попытаться самостоятельно и ставить, и сдвигать рамки дозволенного внутри себя, а не вовне, руководствуясь при этом высшими смыслами.

© Copyright: Марина Стрельная, 2014
Свидетельство о публикации №214040402133 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Марина Стрельная Марина, на просторах интернета я искала пояснее и понятнее прочесть об этих самых Окнах Овертона. Благодарствую.

Тамара, спасибо за прочтение и отклик. Надеюсь, Окна прояснились.

Марина Стрельная 10.10.2018 16:43 Заявить о нарушении Несомненно. Там же, нет, за шестое число, я употребила эту информацию, естественно, со ссылкой на Вашу статью.

Тамара Брославская-Погорелова 10.10.2018 22:07 Заявить о нарушении Всё очень популярно и понятно доведено до читателя. К сожалению, в последнее время понятие «моральные и нравственные нормы» считается чуть ли не анахронизмом. Но. как показывает история, когда нравственность, заложенная в нас Создателем (богом или природой — как угодно) падает до критического уровня, когда человеки становятся хуже неразумного скота (это опять-таки решают высшие силы), случается нечто, что возвращает человеческий род к истокам развития, вынуждая вернуться к исконной нравственности, заложенной в человека.
Ребёнок до 2-3 лет интуитивно чувствует стыд от созерцания или совершения вещей, на которые наложено табу. И ему трудно переступить через него. Позже, если взрослые демонстрируют эти поступки, то через ломку своей природы он их примет. Не зря говорят — «ангельский возраст». Ребёнок — ангел до тех пор, пока взрослый мир не начнёт заселять его душу демонами.

Источник

«Окно Овертона»: Технология дегуманизации человека.

Суть открытия Овертона состояла в том, что он разработал и описал технологию изменения отношения общества к некогда абсолютно запретным (находящимся в зоне табу) для этого общества вопросам. Это то, что в христианской традиции называется грех. Овертон показал, как в течение некоторого времени, используя определенные технологии манипулирования общественным мнением с помощью центральных СМИ можно незаметно для любого общества расширить область приемлемого и, соответственно, сузить область греха (табу).

Согласно теории Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей, которое постепенно сдвигают, незаметно для общества переходя от одной стадии десакрализации той или иной темы к другой, уже более приемлемой. Движение становится для общества незаметным потому, что происходит растянуто, на протяжении нескольких лет, но при активной промывке мозгов СМИ.

Первой стадией «окна Овертона»

является перевод явления из области «немыслимое» в область «радикальное».

Берется любое явление, которое категорически не приемлется обществом, находится в зоне греха или табу. Например, каннибализм, инцест, содомия, гомосексулизм и т.д. Незаметно для общества на каком-нибудь конкретном и общественно раскрученном примере (скандале или серии запрограммированных событий) одна из таких тем начинает активно обсуждаться, ставя при этом вроде благую цель – а что в том или ином явлении такого плохого, запретного, что оно находится в зоне табу или греха? Почему это делать нельзя? Мы же видим, что например, вот эти люди это делают, они при этом счастливы и никого не задевают?

Так формируется повестка: эта тема, конечно, запретная, но не настолько, чтобы мы о ней не могли говорить – мы же люди свободные, сознательные, наша цивилизация высокоразвитая, тем более, у нас свобода слова, поэтому мы можем поговорить и о запретном. А почему бы и нет? «Результат первого движения «окна Овертона»: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого». Так происходит перевод проблемы из области запретного в область радикального (первая стадия «окна Овертона), когда тема все еще считается находящейся в зоне греха или табу, но о которой уже можно говорить и, главное, высказывать свое личное мнение, не опасаясь последствий.

В качестве аналогичных приемов расширения «окна Овертона» в России можно напомнить два последних информационных скандала – вопрос телеканала «Дождь» о возможности сдачи Ленинграда фашистам с целью предотвращения массовой гибели людей и сравнение Шендеровичем российской олимпийской чемпионки с офицером СС.

Это два типичных случая первой стадии «окна Овертона» – попытка вывести тему из зоны табу (греха) и начать попробовать ее пообсуждать. Если только общество соглашается на этот первый шаг, остальные стадии уже запрограммированы. Общество уже проиграло. Однако ответной жесткой реакцией на эти два выпада мировой закулисы по размыванию российской идентичности общество показало, что оно не готово обсуждать эти темы как явно кощунственные и находящиеся в зоне табу.

Т.е. в ответ на первые провокации, цель которых заключалась именно в том, чтобы проверить состояние нравственного здоровья российского общества, в ответ наше общество продемонстрировало высокую степень сопротивляемости информационным вирусам.

Вторая стадия разворачивания «окна Овертона»

с одной стороны, создание эвфемизма и замена первоначального смысла табуированного (греховного) явления (или придание первоначальному слову другой, новой положительной смысловой окраски), с другой, нахождение исторического (известной личности или события) прецедента, который бы оправдывал в глазах части общества данное явление, типа, «ну что тут говорить, мы все не без греха».

На третьей стадии

«после того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать «окно Овертона» с территории возможного в область рационального». На этой стадии происходит дробление прежде единой и цельной проблемы (греха, табу) с одной стороны, на множество видов и подвидов – одни из которых очень ужасны и недопустимы, а другие даже вполне допустимы и милы, с другой, на множественность точек зрения на данную проблему, когда по крайним флангам расставляются нерукопожатные радикалы, но которых высокоразвитое общество должно терпеть, и вполне респектабельные фронтмены, которых принимают в лучших домах «Парижа и Лондона».

Например, в общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. «На крайних флангах размещают пугала – специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства. Реальных противников – то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства – стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал – активно создавать образ сумасшедших психопатов – агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации». Например, проявление этой стадии мы наблюдаем сегодня на Украине.

«При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей». «Ученые» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше» .

На четвертой стадии разворачивания

«окна Овертона» происходит легализация ранее запретной темы, явления – оно становится главной темой ток-шоу и новостных выпусков, людей погружают в обсуждение этой темы, тем самым создавая привыкание.

К пятому этапу

движения «окна Овертона» переходят, когда тема в обществе разогрета до такой степени, что ее можно перевести из категории популярного в сферу актуальной политики. «На этой стадии «начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени». Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников того или иного табу и желающих легализовать этот грех.

«Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений. Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением».

Оценивая данную теоретическую конструкцию с исторической точки зрения, можно сказать, что она имеет очень сильную верификацию. Если посмотреть на то, как на Западе происходила и происходит легализация всех мыслимых и немыслимых форм греха (табу) – содомии, педофилии, инцеста, эвтаназии и т.д., то мы увидим, что именно таким образом это и происходило – от перевода из области немыслимого в область радикального, потом возможного и обсуждаемого до окончательной легализации в виде законов, обязательных к исполнению.

Как мы говорили в самом начале, данную теорию можно применить к абсолютно разным явлениям. На наш взгляд, достаточно интересным с точки зрения теории Овертона является избрание президентом США темнокожего Обамы.

Напомню, согласно переписи населения США в 2011 году белые американцы составляли 64% от общего населения США (десять лет назад их было 69%). Чернокожее население за десять лет выросло на 12% и составило почти 13%. Т.е. президентом США, президентом большинства стал человек, представляющий подавляющее меньшинство. Вот первая стадия движения «окна Овертона» – президентом США может стать афроамериканец. Все хорошо, мы же не расисты. Однако, несомненно, далее последует расширение «окна Овертона». После чего, скорее всего, через одного президента, президентом США станет белый гомосексуалист, а еще через пару поколений – транссексуал.

О том, что теория Овертона работает, говорит и следующий факт. 14 февраля на мировых информационных лентах появилось следующее сообщение: «Предмет с названием «инцест» станет программным во всех начальных школах Норвегии. Об этом заявила на днях министр детей и гендерного равноправия Норвегии Инга Марте Тхурдкильдсен по общенациональному ТВ Норвегии. За основу школьного предмета “инцест” взята программа, которая уже прошла апробацию в одной из школ провинции Вестфолла.

Министр считает, что все дети страны должны уже в начальной школе пройти соответствующее сексуальное обучение. Главная задача, как чиновница ее понимает, – это взломать табу и немедленно ввести данный предмет во все младшие классы. “В Норвегии существует социальная традиция – инцест и мы должны решиться говорить об этом с детьми с первого класса”, – считает министр.

Она также потребовала подготовить специалистов-преподавателей для уроков по инцесту в самое ближайшее время для всех школ Норвегии».

Источник

Related Post

Дизайн комнаты кровать напротив окнаДизайн комнаты кровать напротив окна

Расположение кровати у окна: плюсы и минусы Ставить кровать к окну пытаются многие креативные дизайнеры. Однако эта затея не всегда верна. Кровать у окна поможет выкроить в комнате дополнительный участок,

Монтаж окон металлическим сайдингомМонтаж окон металлическим сайдингом

Как отделать окно сайдингом: особенности обшивки с откосами и без них Сайдингом обшивают не только стены со стороны улицы, но и другие различные части фасада жилого здания, включая оконные проёмы.

Пластиковые окна и остекление балконов в Санкт ПетербургеПластиковые окна и остекление балконов в Санкт Петербурге

Витражные окна Виды витражей Витражные окна в квартире Частный дом с витражами Преимущества витражей Уникальный дизайн Вы можете выбрать рисунок из нашего каталога или самостоятельно подготовить эскиз Надежные технологии Проверенные

Adblock
detector